Художник зыбкого мира

Средняя оценка: 6.7 (3 votes)
Полное имя автора: 
Кадзуо Исигуро

Художник зыбкого мира(1)

Роман получил Уитбредовскую премию (ныне премия Коста) и стал книгой года в Великобритании.
Повествование ведется с использованием двух хронотопов - в двух художественных мирах. Первый мир - мир настоящего времени, мир, в котором происходит текущее действие. Это некоторые токийские кварталы в послевоенные годы(2) Автор берет четыре временных точки: октябрь 1948-го, Апрель 1949-го, Ноябрь 1949-го и Июнь, 1950-го. В этом времени-пространстве герой - Мацуи Оно, уже пожилой и доживающий свой век известный художник. У него один из лучших домов в городе. С ним живет также младшая дочь Норико, которую нужно выдать замуж. На вопросе предстоящего замужества  дочери и строится основная сюжетная линия произведения в мире настоящего. В начале произведения в гости к художнику приезжают старшая дочь Сэцуко и внук Итиро. 

Одновременно с этим автор показывает читателю и другой мир, другое время и пространство - мир довоенный. Представлен он в воспоминаниях старого художника зыбкого мира(3).

Исигуро относительно кратко и емко описывает несколько эпизодов из прошлой жизни художника: сцену из детства, когда отец наставляет еще маленького и плохо ориентирующегося в окружающем мире сына; выбор юношей своего пути, разрыв с предназначенной ему отцом ролью коммерсанта и становящегося художником; первая работа и уход с нее, так как работа эта - чистой воды ремесло и ничего более; учеба у настоящего мастера-учителя художественной школы зыбкого мира; разрыв с традиционной школой укие-э и выбор собственного направления; жизненные ошибки и сломанные судьбы бывших друзей и учеников.

Одновременно с изменениями в жизни и судьбах людей Исигуро отслеживает глазами главного героя и изменения в объективном окружающем мире: построение в городе новой трамвайной линии, появление в связи с этим нового "веселого квартала", где как грибы вырастают всевозможные места отдыха горожан - бары и кафе. В этих заведениях собираются также и молодые люди, художники, ведутся нескончаемые разговоры и споры. Потом война, разрушение "веселого квартала" и всей атмосферы ему сопутствующей. Послевоенные руины (и это уже в настоящем времени), затем строительство новых зданий, которые представляют собой не бары и кафе, а офисы и конторы.

Утамаро. Гейша Осамо.
Гравюра находится в Москве, в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Необыкновенно тонко передано художником единство жеста и настроения, освещения и выражения лица.

Кроме того Исигуро показывает изменения в мировоззрении людей: предвоенное появление милитаристских настроений, плакаты, призывающие к войне с Китаем (на чем, кстати говоря, и сделал общественную карьеру главный герой романа), затем послевоенный антимилитаризм, осуждение людей, принимавших участие в милитаризации общества.


Гравюра художника Судзуки Харунобу

Исигуро ведет повествование достаточно мягко и деликатно. В тексте нет каких-то шокирующих подробностей. Возможно, это авторская манера, а возможно и соответствие характеру героя, от лица которого ведется повествование(4).

Зыбкость мира в переносном смысле проявляется в том, что "ничто не вечно под луной", в отсутствии каких-либо постоянных и монолитных ценностей, причем как в материальном, так и в духовном мире. Зыбкость мира проявляется в превалировании тех или иных НАСТРОЕНИЙ на том или ином этапе исторического развития-упадка над твердыми незыблемыми идеями. В упадок могут прийти не только здания и сооружения, но и задуманные и начатые дела и свершения, как в случае с парком Акиры Сугимуры, независимо от того благие эти дела или нет. Зыбкость мира проявляется и в идеях, которые сегодня могут быть милитаристскими, а завтра пацифистскими, в общегосударственной идеологии и политике, в искусстве и т. д. Зыбкость мира проявляется и в человеческих отношениях: в дружбе, в преданности, традициях и нарушениях традиционного поведения, в отношениях к благу и в итоговых оценках. Все это можно найти в романе Исигуро при внимательном прочтении и размышлении.

--------------------------------------------------------------------------------------------
Комментарии:
(1) То есть художник школы укиё-э. В данном случае словосочетание "художник зыбкого мира" (более дословный перевод "плывучего мира" floating world или "плывущего мира") имеет прямое значение - представитель художественного направления. Именно это значение и является основным смыслом словосочетания. Однако на фоне прямого присутствует и некий переносный смысл, метафорический образ, применимый не только к направлению художественного творчества, но и к миру самому по себе как понятию, представляющему окружающую реальность - изменчивый, меняющийся, зыбкий мир.

УКИЁ-Э — направление в изобразительном искусстве Японии, получившее развитие с периода Эдо (1600–1868).
Слово "укиё" в древности обозначало одну из буддийских категорий и могло переводиться как "бренный изменчивый мир". В конце ХVII в. укиё стало обозначать мир земных радостей и наслаждений. Укиё-э — картины повседневной жизни городского сословия периода Эдо.
В первой половине ХVIII в. одной из крупнейших школ живописи укиё-э стала династия Кайгэцудо во главе с Андо Кайгэцудо (1671–1743). Мастера этой школы создавали живописные портреты куртизанок в полный рост в ярких красочных костюмах. Это были изображения, служившие своего рода рекламой знаменитых красавиц, популярных обитательниц "веселых кварталов". Гравюр Андо Кайгэцудо не сохранилось. Среди последователей Кайгэцудо Андо наиболее известны Кайгэцудо Анти, Кайгэцудо Дохан, Кайгэцудо Досин. Взято отсюда.
Укие-э оказало влияние и на европейскую живопись, что заметно, например, в картине Ван Гога "Портрет папаши Тонги". Читайте, например, здесь.

(2) Хотя Токио нигде не упоминается в тексте, но трамвайная линия Аракава - хорошо известная достопримечательность.

Еще в 1955 г. 600 000 человек ежедневно пользовались трамвайными линиями, пересекавшими город во всех направлениях. Теперь от трамвайной сети осталась только 13-километровая линия Аракава. Другие были сочтены старомодными, когда город модернизировался перед Олимпийскими играми 1964 г.

Трамвайная линия Аракава проходит от западного района Васэда до восточного Миновабаси. Поездка обходится в 160 йен независимо от расстояния. Неподалеку от западного конца линии возле Васэда расположен ландшафтный сад Син Эдогава. Главное удовольствие от поездки вы получите, созерцая тихие улицы жилого Токио. Короткая прогулка от остановки Аракава Юэнтимаэ мимо прижавшихся друг к другу крохотных домиков приведет вас к парку Аракава Юэн, из которых отправляются катера на прогулку по реке Сумида. Напротив остановки Аракава Нанатёмэ расположен природный парк Аракава. Взято отсюда.

(3) Переходы из одного мира в другой происходят постоянно на протяжении всего романа. Причем переходы эти иногда столь неуловимы, что при невнимательном чтении их просто не замечаешь. Мне приходилось пару раз возвращаться назад по тексту, чтобы четко идентифицировать момент таких переходов.

(4) Мне очень понравился образ внука художника - Итиро. Он явно удался Исигуро. Сначала поведение Итиро кажется несколько неадекватным или непривычным. Но постепенно проникаешься симпатией к мальчику, замечаешь как психологически верно Исигуро строит линию его поведения, показывает его стремление к самоутверждению, ролевые игры.

Зримые образы:
http://www.liveinternet.ru/users/2552763/post89369729/
http://art-blog.uz/wp-content/uploads/2008/03/jpg22531.jpg

Информация о произведении
Полное название: 
Художник зыбкого мира (An Artist of the Floating World)
Дата создания: 
1986
История создания: 

 

Ответ: Художник зыбкого мира

Некоторые куски романа в тему нашего недавнего спора с Шибздом о воспитании детей сказкой. В нижеприведенном отрывке Итиро рисует чудовище, которое было изображено на афише фильма. 

"Здорово у тебя получается, Итиро! – похвалил я. – Пожалуй, тебя стоит наградить – сходить с тобой завтра на этот фильм. Ты как к этому относишься?
Мой внук помолчал, подумал и поднял на меня глаза:
– Этот фильм, наверное, слишком страшный для тебя, дед.
– Сомневаюсь, – усмехнулся я. – Но маму твою и тетю Норико он вполне напугать может.
Это страшно развеселило Итиро, он громко расхохотался, перекатился на спину и, продолжая хохотать, крикнул в потолок:
– Маме и тете Норико будет ужасно, ужасно страшно!
– Зато мы, мужчины, ничуть не испугаемся и посмотрим этот фильм с удовольствием, верно, Итиро? Завтра и сходим. Хорошо? И, если хочешь, возьмем с собой женщин и посмотрим, как им будет страшно.
Итиро захохотал еще громче.
– Да тетя Норико сразу до смерти испугается!
– Это вполне возможно, – кивнул я и тоже засмеялся. – Значит, решено: завтра все идем в кино. А теперь, Итиро, давай-ка заканчивай свою картину.
– Тетя Норико очень испугается! Она захочет уйти!"

-----------------------------------------------------------------
Vanitas vanitatum, et omnia vanitas. memento mori

Ответ: Художник зыбкого мира

Что-то связь не очень видна :)

Ответ: Художник зыбкого мира

Связь слабая, но все же есть. Здесь ребенку дана возможность самоутвердиться и почувствовать себя уверенней. Возможность такую дает дедушка. Здесь приведен только отрывок. В полном варианте дед прекрасно видит по рисунку Итиро, что тот боится чудовища. И это подтверждается в дальнейшем...

Итиро подошел к афише поближе и вдруг громко рассмеялся.
– И сразу видно, что это чудовище ненастоящее! – крикнул он, показывая пальцем. – Любой тебе скажет, дед, что оно сделанное! – И он снова засмеялся.
– Итиро, пожалуйста, не так громко. На тебя все смотрят.
– Но это же просто смешно, до чего это чудовище выглядит ненастоящим! Разве может оно кого-то напугать?
И лишь когда мы уже сидели в зале, уже после начала фильма, я понял наконец, зачем Итиро брал с собой плащ. Минут через десять, когда послышалась зловещая музыка и на экране в клубах тумана появилась темная пещера, Итиро шепнул мне:
– Какая скука! Ты мне скажи, когда будут показывать что-нибудь поинтереснее, ладно?
И с этими словами он исчез под плащом, накрывшись им с головой. Через минуту послышался рев, и из пещеры показался гигантский ящер. Ручонка Итиро крепко вцепилась в мою руку, и я, искоса глянув на него, увидел, что второй рукой он изо всех сил сжимает края плаща, чтобы даже щелочки не осталось.
Почти весь сеанс он так и просидел под плащом. Иногда он дергал меня за руку и спрашивал из своего убежища:
– Ну что, интересней не стало? – И мне приходилось наклоняться к нему и шепотом описывать происходящее на экране, и тогда в складках плаща появлялась маленькая щелка. Но при малейшем намеке на появление чудовища щелка немедленно закрывалась и мой внук заявлял: – Нет, опять скучно. Не забудь сказать, когда снова станет интереснее.
Впрочем, когда мы вернулись домой, Итиро рассказывал о фильме с огромным энтузиазмом.
– Это самый лучший фильм из всех, какие я видел! – повторял он. Даже за ужином он все еще продолжал излагать свою собственную его версию, то и дело спрашивая: – Тетя Норико, мне рассказывать дальше? Дальше ведь ОЧЕНЬ СТРАШНО! Рассказывать или нет?

-----------------------------------------------------------------
Vanitas vanitatum, et omnia vanitas. memento mori

Ответ: Художник зыбкого мира

И что? :) Этот отрывок как раз подтверждает позицию Шибзда :) Этически пугать кого-то нехорошо, быть трусливым и самоутверждаться вопреки - еще хуже, но дед понимает, что ребенку необходимо онтологическое переживание страха, такого, который сильнее его самого. Этот страх - вне этики, вне воспитания. ради него складываются все дурацкие, с точки зрения взрослого, детские страшилки. так что Шибзд прав: дело не во внедрении моральных норм, а в полубессознательных переживаниях, которые ребенку нужно испытать и осознать в полной мере, прежде чем он станет взрослым. тот "смех над глупцом", утверждающий в собственной "силе", о котором говорил Шибзд, тоже к таким переживаниям относится.

Ответ: Художник зыбкого мира

Дед просто видит, что мальчик прячет страх внутри себя, и показывает, что и другие (не просто абстрактные, а близкие, "на расстоянии руки" так сказать) тоже боятся, что боятся - это естественно, и что есть человеки, которые даже в большей степени боятся. Все это своего рода ролевая игра, затеянная, чтобы мальчик почувствовал себя уверенней.))
-----------------------------------------------------------------
Vanitas vanitatum, et omnia vanitas. memento mori

Ответ: Художник зыбкого мира

За счет других! :))) так вот, дело в том, что сказка - изначально такая вот ролевая игра, в этом качестве и существует. Так что опять же позиция Шибзда подтверждается :)
А страх такого рода, кстати, физиологически необходим, как говорят медики. Та же самая потребность провоцирует взрослого испытать себя в разных экстремальных занятиях. Поддерживается необходимый для функционирования организма уровень адреналина :)

Ответ: Художник зыбкого мира

Прослушал книгу.
Поначалу воспринимается как крепкое "нормально" - вроде ничего особо интересного, но и не скучно. Примерно с средедины книги похуже. Несколько надоедает.
Переход от четкого убеждения "мне нечего стыдиться" к сожалению по совершенным ошибкам несколько резковат.
Итиро действительно неплох. Чего-то может нехватает, но все равно неплохо.

Ответ: Художник зыбкого мира

Не хватает, возможно, драматичности сломанных судеб, к которой мы привыкли в европейской литературе, интриги, детективности сюжета, -  в общем эмоциональной напряженности. Но ведь и сам главный герой - человек компромиссный. Плюс поправка на культуру общения, свойственную японцам, представленную в романе. Вспомните, в книге практически нет скандалов, резкостей, даже когда нужно человека выставить за дверь или "дать ему отставку" по какому-либо другому поводу. А какое серьезное дело свадьба дочери! Тут вам и узнавание всего прошлого семьи (такое же копание в прошлом художника и при продаже ему дома), и целая церемония общения родственников. Согласитесь, что все немного по-другому, чем у нас. И еще поправка на время действия - пятидесятые годы прошлого века. 
И все же роман написан как-то по-современному, каким-то современным языком. И это, как ни странно, не является его недостатком.
Я нисколько не жалею, что начал знакомиться с Исигуро. Буду продолжать читать и остальные его вещи. Даже подумываю не обьявить ли мне 2011 год годом Исигуро. Это у меня такой медод чтения есть. Впрочем, об этом здесь не в тему.
-----------------------------------------------------------------
Vanitas vanitatum, et omnia vanitas. memento mori

Я бы не сказал

Я бы не сказал что проблема в драматичности. Первая половина все же читается нормально.
Слишком резкий на мой взгляд переход от уверенности в своей репутации к сожалению по солвршенным ошибкам. Это как бы не в характере героя.
И когда на "олбщем свидании" речь героя заходит об ошибках прошлого это вопринимается как "превентивные меры" о которых говорила старшая дочь.
А потом он часто думает об "ошибках молодости" и направление мыслей совсем для него не характерно.
Еще пожалуй несколько искусственным выглядит то как показано посещение бывшего ученика. Читатель вначале совершенно не понимает почему так холоден прием, подозревая что это лишь еще один пример преклонения молодежи перед Америкой. И лишь почти в конце узнает о причине такой холодности и тут уже удивление обратного свойства.
Это похоже на одну из самых нервирующих черт постмодерна в котором сначала вещь показывается так чтоб намеренно ввести мысли читателя в ложное русло.Кстати свое "чего-то не хватает" я адресовал не самой книге, а образу Итиро. Что в целом понравился, но что-то не то.